Феллини о своём фильме «Амаркорд»

admin, 06.07.2013 | Ваш отзыв

Интервью Федерико Феллини французскому журналу «Ле Пуэн».

Я читал во многих газетах, что фильм «Амаркорд» — это очередное бегство памяти в мир моего детства и в город моего детства. Я решил назвать его «Амаркорд», это значит «Я вспоминаю» на романском диалекте.

Уже давно я ношу в себе воспоминания о различных историях из жизни различных людей, которые мне пока не удалось воссоздать в других фильмах. Однажды я заговорил об этом со своим земляком Тоиино Гуэррой. Так началась работа над фильмом, рассказывающим историю одной местности, которая могла бы быть не только провинцией Римини, но и любой другой итальянской провинцией, находившейся под властью церкви и фашизма.

Это история об оцепеневшей, замкнутой, непроницаемой жизни провинции с ее праздностью, угрюмым комфортом и слегка смешными зарпосамы и стремлениями. Это и восторженное зрелище мифического океанского парохода «Рекс», который появляется в открытом море, недоступный, ненужный, и американские фильмы с роскошью их обложек, и празднование дня рождения Рима…

Разумеется, я не могу недооценивать экономических и социальных корней фашизма, но меня больше всего интересуют — и я рассказываю об этом в своем фильме — повадки фашиста, его психология, его эмоциональная сущность. Фашизм, если рассматривать его на историческом уровне, — это вырождение. Разумеется, в различных районах возникали различные варианты фашизма, но их различия лишь внешние.

Мой фильм — это портрет нашей провинции, временами внушающий чувство неудобства и страха. Страха перед напрашивающимся выводом о том, что основные проблемы не очень изменились и что от этой атмосферы, этого поведения, этого невежества мы не очень далеки…

КИНОВЕД  Г. БОГЕМСКИЙ  ПРОКОММЕНТИРОВАЛ ИНТЕРВЬЮ, КОТОРОЕ РЕЖИССЕР ФЕДЕРИКО ФЕЛЛИНИ ДАЛ ФРАНЦУЗСКОМУ ЖУРНАЛУ «ЛЕ ПУЭН», И РАССКАЗАЛ ОБ ЭТОЙ ЕГО РАБОТЕ.

 

Фильм Феллини, «Амаркорд», носит характер фильма-воспоминания: материал его режиссер черпает не из исторических хроник и документов и не из кипящего котла окружающей жизни, а из кладовой своей памяти.

Временами этот очень смешной фильм грустен, как всякое воспоминание о ранней юности, о безвозвратно ушедшем времени, даже если время это было далеко не легким и не веселым. В основу фильма легла книга — нечто среднее между литературным сценарием и воспоминаниями об отрочестве, написанная совместно самим Феллини и писателем Тонино Гуэррой. Маленький городок в Романье и его жители и стали коллективным героем фильма. «Амаркорд» переносит нас в атмосферу глубокой итальянской провинции 30-х годов 20-го века, когда к застою провинциальной жизни добавился духовный застой фашизма. В феллиниевском «городке» нетрудно угадать адриатический город Римини — родину режиссера.

Художник сумел разглядеть в своих земляках не только комичные, но и многие трогательные черты. В прежних фильмах («Дорога», «Мошенничество») режиссер показывал простых людей нередко отталкивающими — больными, уродливыми, в «Амаркорде» же он рисует их такими, какие они есть,— со всеми их нехитрыми недостатками и достоинствами.

Внешне фильм очень прост — и это тоже новое в творчестве Феллини,— хотя за этой простотой лежат целые пласты глубокой художественной культуры. «Амаркорд» состоит из десятка эпизодов, причем никаких особенных событий не происходит. Весна сменяется летом, за ней наступает осень с ее туманами, а затем зима с небывало сильным снегопадом, и потом вновь приходит весна, и землю покрывает пух цветущих деревьев. Приход весны отмечается праздником, на котором сжигают чучело старухи зимы, зимой играют в снежки, летом отправляются в открытое море смотреть, как мимо городка как напоминание о какой-то иной, богатой и интересной жизни пройдет «гордость Италии» — трансатлантический лайнер «Рекс»… С той же монотонной равномерностью проходит и жизнь обитателей городка. Подрастают дети, стареют и умирают их родители, выходит замуж и покидает городок красотка Нинола по прозвищу «Угощайтесь». Так же неизменны, как и жизнь городка, характеры и привычки его обитателей — это живые люди и одновременно маски классической комедии, кружащиеся, подобно пушинкам цветущих деревьев или снежинкам, в извечном хороводе жизни. У каждого есть вполне определенное место в иерархии городской жизни, а также прозвище: городской дурачок по прозвищу «Мудрец», изрекающий порой истины; бродячий торговец — городской враль «Заклинатель змей», ибо он играет на дудочке; местный представитель «латинской расы», соблазняющий летом иностранных туристок (он же фашистский доносчик) по прозвищу «Дешевка»; золотарь-философ «Одеколон»; целая серия школьных учителей во главе с директором «Зевсом»; группка друзей-школьников, которым сам бог велел иметь прозвища…

Среди этой пестрой толпы персонажей центральное место в фильме занимает 15-летний подросток Титта, простодушный и чувственный, не по годам большой и сильный, и его семья: отец — мастер-каменщик, мать, младший брат, дедушка, дядя «Дешевка» и другой дядя — Тео, которого иногда берут на побывку из сумасшедшего дома.

(Подростка Титту играет 23-летний актер Бруно Дзанин. Итальянские газеты рассказали о нем историю, характерную для нравов западного кино и могущую послужить сюжетом фильма. В день, когда «Амаркорд»—«гвоздь» Каннского фестиваля — демонстрировался на его торжественном открытии, Дзанин, не имеющий работы, добрался до Канна на попутных машинах, «голосуя» на дорогах. Денег хватило лишь на то, чтобы остановиться в скромной гостинице. Однако актера, исполнявшего главную роль в фильме, на премьеру «Амаркорда» никто не позаботился пригласить. Кроме того, у Дзанина все равно не было смокинга, в котором полагается быть на таких светских церемониях. Огорченный и обиженный, молодой актер решил покончить с собой и принял огромную дозу снотворного. С большим трудом ему спасли жизнь в одной из больниц Канна.)

В фильме есть все: и остросатирические сценки школьной жизни, и уморительные бытовые эпизоды семейной жизни в доме Титты, и даже вставной номер-дивертисмент — прибытме в местный «Гранд-отель» опереточного эмира со своим гаремом…

В фильме Феллини надо всем властвуют ирония, юмор. Причем юмор тут озорной, хлесткий.

Но в фильме есть большой эпизод, в котором озорство, ирония решительно уступают место едкой сатире. Это эпизод фашистского празднества, на которое в городок прибывает высокое начальство. Не раз уже итальянское кино осмеивало фашистскую демагогию, пустозвонство, трусливую жестокость чернорубашечников. Но, пожалуй, никогда еще это не вызывало такой убийственный смех в зале, никогда еще не была так показана на экране бессильная ярость фашистов, как в сцене «Амаркорда», когда над притихшим городком уверенно и гордо звучит откуда-то сверху, с колокольни, льющаяся мелодия «Интернационала». И в панике фашисты начинают палить отовсюду установленный там кем-то старый граммофон.

Антифашистская тема зазвучала у Феллини в этом фильме впервые, причем с той же страстностью, с которой у него, бывало, звучали антиклерикальные мотивы.

Итак, стремление к простоте, гуманность, жизнелюбие, подлинно народная атмосфера, антифашистский дух — все это позволяет сказать, что «Амаркорд», несмотря на «знакомость» материала, представляет собой некий новый этап в творчестве Феллини, особенно если сравнить его с мрачными апокалипсическими видениями «Сатирикона», а также и «Рима».

Опубликовано 06 Июл 2013 в 07:22. Рубрика: антология всего сайта ХОРОШЕЕ КИНО, Антология иностранного кино, Статьи про кино и не только, Федерико Феллини. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.



Ваш отзыв