Василий Ливанов

admin, 13.07.2012 | Ваш отзыв

Недавнего студента театрального училища, проработавшего всего несколько месяцев в театре, известный кинорежиссер пригласил на одну из главных ролей. И режиссер не ошибся. Начинающий артист успешно выдержал экзамен. Кинокритики заметили этот незаурядный дебют и по достоинству его оценили.

Так начал свой путь в кино Василий Ливанов, снявшись в фильме М. Калатозова «Неотправленное письмо».

Начало было приметным, но не совсем удачным и вовсе не легким. С одной стороны, дебютанту вроде бы очень повезло

. Ведь его первым руководителем и наставником в кино оказался опытный кинорежиссер, поставивший перед этим завоевавшую международную славу кинокартину «Летят журавли». Немало помог В. Ливанову в создании экранного образа и такой блестящий мастер кинопортрета, как оператор С. Урусевский. Однако молодой актер был лишен главного — полноценной литературной основы образа. Характер Андрея в сценарии выглядел бледно, однопланово; его язык был на редкость бесцветен. Актеру пришлось в первой своей работе столкнуться с явлением, глубоко чуждым театру, но, к сожалению, все еще бытующим в кинематографе — додумыванием и дописыванием диалогов режиссером и актерами уже в процессе съемок.

Как ни старался артист обогатить язык своего героя, ему не удалось преодолеть до конца монохромность и прямолинейность образа. Не смог полностью избавить этот характер от схематизма и оператор, стремившийся изощренно снятыми портретами Андрея компенсировать просчеты в драматургии. Безответность и непротивление злу в поведении геолога выглядели на экране не очень убедительно . . .Роль своего сверстника Ливанов играл с необыкновенной искренностью, и нам надолго запомнился чистый и светлый образ застенчивого и неловкого парня, готового в решительный час на самопожертвование во имя спасения своих друзей.

Начав с роли своего современника и ровесника, думы и чаяния которого были близки и понятны молодому актеру, Василий Ливанов обращается к образу иного плана. Ему поручают сыграть Петра в экранизации повести В. Короленко «Слепой музыкант».

Здесь артисту пришлось преодолевать трудности другого рода. В отличие от первой роли Ливанов встречается с отличным литературным материалом, филигранно выписанным образом глубоко страдающего от физической неполноценности и поначалу очень эгоистичного молодого человека, который с помощью старого солдата Максима Яценко находит свое место в жизни и прозревает духовно. Однако этот характер был очень далек от внутреннего мира исполнителя и требовал, таким образом, искусства глубокого перевоплощения.

Нельзя сказать, что образ, задуманный Короленко, был реализован на экране без каких-либо потерь. Ливанов играл подчас слишком напряженно, порой ему не хватало сдержанности и простоты. Но были в «Слепом музыканте» и уверенно проведенные сцены, исполненные неподдельной страстности и острой эмоциональности. Назову хотя бы встречу Петра со звонарем, где Ливанов сумел донести до зрителя тончайшие психологические нюансы в состоянии героя.

Выступление в «Слепом музыканте» было примечательным также и тем, что здесь встретились актеры двух поколений— Ливанов-отец и Ливанов-сын.

Нелегко нести бремя прославленной артистической фамилии. Зритель невольно сопоставляет игру начинающего артиста с искусством признанного мастера, из рук которого младшему суждено принимать творческую эстафету.

В «Слепом музыканте» отец и сын были рядом (народный артист СССР Б. Ливанов исполнял роль Максима Яценко). И зрители не разочаровались в младшем Ливанове. Таланты оказались разными, но соизмеримыми.

Следующая крупная работа В. Ливанова была совсем неожиданной для обычной биографии молодого киноактера. Г. Рошаль поручает ему в фильме «Суд сумасшедших» главную роль немецкого ученого Вернера. Исполнителю, которому едва минуло двадцать семь лет, предстояло воплотить на экране почти четверть века жизни героя. Трудности и противоречия первых двух ролей здесь как бы слились воедино. Актер столкнулся со средой, еще более далекой и незнакомой, чем в «Слепом музыканте». Сверх того, работая над ролью Вернера, Ливанов, как и в «Неотправленном письме», встретился с образом очень условным, лишенным необходимых бытовых и психологических подробностей. Но в этой работе артиста заинтересовала не столько драматургия роли, сама по себе не очень оригинальная, сколько возможность испробовать свои силы в новой сфере, уйти от уже привычных амплуа своих ровесников. Ливанов рассказывает, что ему представлялось также очень заманчивым участие в ансамбле таких опытных актеров, как С. Бондарчук, Н. Гриценко, А. Попов, у которых он мог поучиться. Но главное, что заставило Василия Борисовича без колебаний согласиться на участие в фильме «Суд сумасшедших^, —- это работа под руководством замечательного режиссера-педагога, воспитавшего и «открывшего* для кино немало новых имен.

Ливанов создал в общем вполне достоверный по внешнему облику образ ученого. Он одинаково свободно и непринужденно играл и молодого и седовласого Вернера. Однако данные актера были скованы заранее заданной схемой сценария; исполнителю явно не хватало психологических мотивировок, образ ученого и борца за мир получился несколько плакатным.

После этого фильма актер вновь возвращается к воплощению на экране своего современника. Он сни-
мается в роли молодого врача Ал. Зеленина — героя экранизации повести В. Аксенова «Коллеги». Снова близкая артисту духовная сфера своего сверстника.

Но возврат к образу современника не замыкает круг сыгранных ролей, а поднимает творчество артиста на новую ступень. От начала и до конца фильма Ливанов ведет свою роль поразительно естественно и просто. Перед нами словно бы подсмотренная оператором жизнь. Однако натуральность поведения нигде не переходит в натуралистичность: правда и жизненность достигаются не копированием бытовых мелочей, а строгим отбором средств, раскрывающих характер героя.

Актёр скуп на жесты, он редко форсирует голос, ему чужда утрированная мимика. Даже в сценах, построенных на бурных внешних столкновениях, как, например, ночная встреча с Бугровым, актера не оставляет сдержанность, за которой скрывается неисчерпаемая духовная сипа героя.

После «Коллег » можно с уверенностью сказать о рождении нового талантливого актёра, одарённого яркой самобытной индивидуальностью.

Несколько нервозная утонченность исполнения, проглянувшая было в роли Андрея, подчеркнутая изысканной работой оператора, постепенно переросла в подлинную художественную тонкость.

Перед нами очень взыскательный и исключительно добросовестный художник. Режиссеры, работавшие с Ливановым, отмечают, что какая бы — большая или малая — роль ни поручалась этому артисту, он всегда заблаговременно разрабатывает ее партитуру и приходит на съемочную площадку тщательно подготовленным. Каждый удачный кадр, сыгранный им, плод долгого и кропотливого труда. В этом ответственном отношении к работе актера, никогда не рассчитывающего на случайную удачу и обаяние прежних успехов, ощущается строгая и требовательная рука его учителей и руководителей по театральному училищу имени Щукина — педагогов Б. Захавы, В. Москвина, И. Райпопорта. Отразились и традиции артистической семьи, в которой воспитывался Василий Борисович — актер третьего поколения. Именно третьего, ибо он сын Б. Ливанова и внук заслуженного артиста РСФСР Н. Извольского-Ливанова.

В кино немало актеров, которые, несмотря на внешнее разнообразие ролей, всегда остаются сами собой. Зритель узнает их с первых же кадров, независимо от костюма и грима. Ливанов — артист другого склада. Он может появиться на экране и неопознанным. Мы имеем в виду образ Ф. Э. Дзержинского в фильме «Синяя тетрадь» режиссера Л. Кулиджанова.

Исторический персонаж, многократно исполненный другими артистами, налагает на нового исполнителя особую ответственность: взявшись за такую роль, он должен сыграть ее по крайней мере на уровне своих предшественников. В. Ливанов не подвел постановщика. Эпизод встречи Дзержинского с В. И. Лениным в Разливе проведен им блестяще. В распоряжении актера было всего полтора-два десятка реплик немногословного героя, но какое разнообразие красок и оттенков в характере удается выразить актеру в этом эпизоде, лишенном каких бы то ни было внешних драматических эффектов! Дзержинский в «Синей тетради» предстает перед нами истинным рыцарем пролетарской революции, человеком железной воли, настойчивым, упорным и одновременно глубоко человечным, благородным и неотразимо обаятельным. Здесь становится особенно ощутимой еще одна сторона творчества Ливанова — умение передать богатый интеллектуальный мир героя. Его герой всегда человек серьезных раздумий.

Девять разноплановых ролей за пять лет работы говорят о большой щедрости таланта молодого артиста, о его многогранных способностях. Недавно Ливанов снялся в фильме «Карл Маркс» (постановщик Г. Рошаль), где исполнил роль современника Маркса и Энгельса — Георга Веерта, названного Энгельсом первым и самым значительным поэтом немецкого пролетариата. Над образом этого жизнелюбивого и остроумного человека, фельетониста и сатирика, беспощадного разоблачителя врагов революции, артист работает с огромным увлечением.

Зритель успел полюбить вдумчивого, искреннего и глубоко эмоционального актера В. Ливанова, артиста широкого диапазона. Но актера не удовлетворяет достигнутое. Стремление отдать все свои силы и способности любимому искусству привели Ливанова на Высшие курсы кинорежиссеров. Уже сданы последние теоретические экзамены. Впереди — постановка дипломного фильма. Будем надеяться, что такую же любовь завоюет и Василий Ливанов — режиссер.
Н. Крючечников.

А впереди — лучший в мире Шерлок Холмс.

Опубликовано 13 Июл 2012 в 15:35. Рубрика: Статьи про кино и не только. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.



Ваш отзыв